Министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник: «Через три-четыре года почти все импортное мясо и молоко заменим российским»

19 июня 2009, 10:41
Чем закончится «молочная война» между Россией и Белоруссией? Почему продукты дорожают? Сможет ли наша страна заменить импорт качественными и дешевыми отечественными продуктами? На эти и многие другие вопросы ответила в своем первом газетном интервью новый министр сельского хозяйства Елена СКРЫННИК.

«Я НЕ ИМЕЛА ПРАВА ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ПОСТА МИНИСТРА»

- Елена Борисовна, интерес к вам огромный! Молодая, энергичная женщина... Да много всего. Вот скажите, портфель министра - он тяжелый?

- Да уж потяжелее дамской сумочки, - смеется министр.

- Нет, ну серьезно, вот вы когда согласились стать министром, вы же представляли, что за пост будете занимать?

- Попробую объяснить, что эта должность для меня значит. За семь лет, пока я работала в «Росагролизинге», я, естественно, хорошо поняла, как, в каких условиях работают наши сельхозпроизводители, с какими проблемами сталкиваются. Многие селяне - люди инициативные, они шли к нам за помощью, как говорится, с чистым сердцем, с доверием... Вы не представляете, насколько они чисты в своем сознании. Естественно, у этих людей есть и хитринка, или, как я называю, крестьянская изворотливость. И многие из них искренне верят, что способны результативно работать на земле, а мы, в «Росагролизинге», в ответ всеми силами им помогали. Помогали делать сельскохозяйственное производство экономически выгодным. Это был серьезный, но строго определенный уровень поддержки. Скажем так - материально-технического или локального характера. Теперь же у меня есть возможность помогать сельхозпроизводителям на федеральном уровне. В этом я и вижу свою задачу на посту министра.

- И ваша первая мысль, когда предложили стать министром?

- Первое ощущение - шок, конечно... Скажу так: когда поступило предложение, я поняла, что это и вызов, и ответственнейшее поручение, а стало быть, и огромное доверие. Как отказаться?! Не имею права... Поняла, что смогу в масштабах всей страны реально помочь тем, кто хочет работать на земле, убрать перекосы, что мешают. Мотивация вам моя понятна? Первое: сделать так, чтобы сельскохозяйственное производство в нашей стране стало экономически привлекательным. Второе: чтобы наши потребители имели качественный российский продукт по нормальным ценам.

- Цели глобальные. И как именно вы всего этого хотите достигнуть?

- Давайте пройдемся по ключевым точкам. Итак, мясо, - начинает загибать пальцы Елена Борисовна. - За год россияне потребляют 9 млн. 400 тонн. Производим мы всего 6 млн. 200 тонн. Соответственно ввозим из-за границы 3 млн. 200 тонн. Значит, нужно срочно увеличивать свое производство, чтобы не платить деньги зарубежным поставщикам, а платить эти деньги своим производителям. Один из способов добиться этого - правильная таможенно-тарифная политика, в частности, постепенное сокращение квот на импортное мясо. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина поддержала наши предложения и на одном из недавних заседаний правительства представила документ, где подобная таможенно-тарифная политика прописана: там выстроено все так, чтобы на рынке шаг за шагом становилось все больше и больше российского продукта, прежде всего мяса.

- О каком конкретно мясе мы говорим? Говядина, свинина, птица?

- Пока мы в большей степени делаем ставку на производство мяса птицы и свинины. На то, что относительно быстро и дешево. Решен вопрос о дофинансировании незавершенных объектов в животноводстве. На эти цели министерство совместно с банками, прежде всего «Россельхозбанком» и Сбербанком, консолидирует кредитные ресурсы на сумму 74 миллиарда рублей. Что это даст? В этом году прирост производства мяса должен составить не менее 550 тысяч тонн, в том числе 300 тысяч тонн мяса птицы и 250 тысяч тонн свинины.

- Ну а как же быть с говядиной? Ведь это ж давняя проблема - коровы у нас в большинстве своем только молочные, так и будем покупать импортную говядину?

- Сразу скажу: с производством говядины больше сложностей, в том числе объективных. Вы сами знаете - это наиболее долгий для производства продукт. Соответственно и окупаемость новых объектов намного дольше. Мы, конечно, тоже серьезно этим занимаемся, но проблему быстро не решить. Хотя у нас есть немало успешных откормочных комплексов, у нас есть прекрасный мясной скот, калмыцкой породы например. Но это не решает всех проблем... В целом же задача ставится так: довести через три-четыре года долю отечественного мяса и молока на наших прилавках по крайней мере до 85 процентов...

- Но наши фермеры постоянно жалуются, что невыгодно производить молоко. Закупочные цены - просто мизерные, убыточные для производителя...

- Да, это проблема. И не только для нас, но и для многих европейских стран. Именно поэтому во всем мире существуют системы государственной поддержки производителей молока, особенно в так называемые периоды «большого» молока (это происходит летом, когда коровы дают наибольшее количество молока, что приводит к снижению его стоимости на рынках. - Ред.). В апреле я обсуждала эту проблему с американским министром сельского хозяйства Томасом Вилсаком. Помимо весьма внушительных дотаций, которые идут из бюджета производителям молока, в США существует система «школьного молока». С одной стороны, американские школьники получают бесплатно весьма полезный продукт - молоко, с другой - не о чем беспокоиться и фермерам: государство гарантированно закупает у них молоко в огромных объемах. Что говорить, неплохой опыт...

- Послушайте, вот вы хотите в течение нескольких лет отказаться от импорта, но это же предмет международных отношений. Не возникнет противодействия со стороны Запада?

- Речь не идет о том, чтобы на 100 процентов отказаться от импорта. К тому же это постепенный процесс. Не будет такого, чтобы мы с вами в одну секунду отказались от зарубежных йогуртов, не имея российских. Вот мы видим, что в следующем году сможем на 200 - 300 тысяч тонн больше произвести собственного мяса. Значит, на столько же можно будет снизить квоту на ввоз импортного мяса. И так шаг за шагом. Главное, чтобы был баланс между производством и потреблением.

- А кризис не помешает вашим планам?

- Кризис, увы, замедлит, хотя и незначительно, взятый темп, - говорит министр. - 74 миллиарда рублей инвестиций - это уже подтвержденные банковские кредиты. Скажу так: мы очень серьезно подходим к этому вопросу. И в результате получим качественный отечественный продукт. По приемлемым ценам.

«НАЦЕНКА НА ПРОДУКТЫ ДОЛЖНА БЫТЬ МИНИМАЛЬНОЙ»

- Но цены-то только и делают, что растут...

- Это вообще глобальная проблема, цены на продовольствие растут во всем мире. Один из главных способов ее решить - открытое ценообразование, удаление финансового спекулятивного капитала с рынков продовольствия. Наша главная задача - обеспечить экономическую и физическую доступность качественного продукта. И чтобы ценообразование было открытым и без разного рода несправедливых наценок.

- Ну это все теория, общие слова, а конкретика есть какая-нибудь?

- Нам важно соблюсти баланс между интересами сельхозпроизводителей и потребителей. Вот вам пример. Закупочные цены на зерно мы объявили в конце марта. Не в августе, как это делалось прежде. А в марте! А это значит, что производители уже знают, на что им ориентироваться, как строить бизнес-планы. При этом цены мы оставили прошлогодние, с возможностью изменить их в зависимости от ситуации на рынке. Ситуация с производством зерна у нас, кстати, достаточно хорошая. Сегодня мы уже третьи в мире по экспорту пшеницы - после США и стран Евросоюза. Я считаю, это большое достижение. Не случайно именно в России, в Санкт-Петербурге, недавно проходил Всемирный зерновой форум.

- Если у нас все так замечательно с зерном, почему хлеб-то дорожает? Да и цены на остальные продукты не отстают.

- Это не совсем так: в последние месяцы хлеб почти не дорожает. Хотя, конечно, для того чтобы стабилизировать цены на продовольственном рынке, в том числе и на хлеб, нужно принять еще ряд важных мер. Необходимо на государственном уровне стимулировать рост потребления отечественной продукции. В частности, для нужд государства - для армии, например, на бюджетные средства должно закупаться прежде всего российское продовольствие.

- Есть еще мнение, что было бы неплохо ограничить аппетиты торговцев, которые порой до 40% от стоимости товара накручивают...

- Действительно, надо заниматься законом о торговле, где были бы прописаны все правила игры. Пока что он дорабатывается. Задача непростая. Надо сделать, в частности, так, чтобы торговая наценка на основные продукты питания была минимальной, и в то же время торговать ими было выгодно.

«ВЛАДЕЛЬЦАМ ЗАБРОШЕННОЙ ЗЕМЛИ ПРИДЕТСЯ ПЛАТИТЬ ПОВЫШЕННЫЙ НАЛОГ»

- Еще одна проблема, с которой вам, очевидно, придется что-то делать. Речь идет о земле, заброшенной, зарастающей, у которой есть собственники, но они ничего не делают. А такой земли у нас много. Ее бы в кризис дать тем, кто хочет селом заниматься, кто хочет и сам заработать, и людей дешевыми продуктами, о которых вы говорите, накормить...

- Земля - главный инвестиционный актив всего агропромышленного комплекса. И не раздавать ее надо, а по-хозяйски и по закону использовать. Мы уже подготовили поправки в законодательство для того, чтобы навести порядок с использованием земель сельскохозяйственного назначения. Они представлены в правительство. Обсуждались они и с депутатами Госдумы. Надеюсь, что до конца года эти законы будут приняты.

- Можно поконкретнее, чем важны эти законы?

- Они упрощают использование земли в качестве залога. Плюс к этому - они направлены против неэффективных собственников. Кто-то когда-то прикупил несколько десятков гектаров, а земля не обрабатывается, зарастает. Вот им придется либо платить налоги по повышенной ставке, либо обрабатывать землю, либо отдать ее новым, желающим работать на земле собственникам. Главный смысл этих законов - сделать землю действенным инструментом в руках сельхозпроизводителей. Вы посмотрите, какая сейчас ситуация. В качестве залога у «Россельхозбанка» всего 300 тысяч гектаров, за которые предоставлено кредитов на 7 миллиардов рублей. Это же до смешного мало. А потому с принятием законов у нас появятся совершенно другие возможности.

- Хорошо, а вот этот эффективный собственник, кто он? Кто будет все это производить, чтобы переплюнуть импорт?

- Поверьте, у нас сейчас немало вполне успешных хозяйств - и крупных, и средних. Бурно развивается малый бизнес. Людей, которые хотят на селе что-то производить, год от года становится только больше. Немало среди них и вчерашних горожан.

- И тем не менее есть данные, что на селе остается лишь 25% выпускников сельскохозяйственных вузов...

- Да, есть такая проблема. И я лично ей уделяю большое внимание... У нас 59 аграрных вузов, в этом году мы выделяем им немалые деньги - 15 миллиардов рублей. А на село действительно едут не более 25% выпускников. У меня, естественно, возникает вопрос. 15 миллиардов тратим, а где же 75% выпускников? Сейчас при Министерстве сельского хозяйства создан совет по аграрному образованию, который и должен этот вопрос решать. Думаю, мы сможем заинтересовать перспективных выпускников нашими программами, чтобы им было интересно работать на земле.

«НЕ НУЖНО ОТ ФЕРМЕРА ТРЕБОВАТЬ КУЧУ ВСЯКИХ СПРАВОК»

- Еще проблема. Как фермеру довести свой недорогой товар до прилавка магазина?

- Работаем над этим. Создали специальную рабочую группу. Дело в том, что сельхозпроизводитель сам, напрямую, продать сегодня в магазинах ничего не может. Прежде он должен кучу разрешительных документов, разных справок собрать. И, заметьте, в основном не в Минсельхозе... Конечно, эту систему надо упростить. Прошло, кстати, меньше трех месяцев, как мы стали этим заниматься. Подождите, будет и результат!

- Вы не исполнили традиционной речи министра сельского хозяйства: мол, село недооценивают, денег недодают...

- Я считаю, что это неправильный подход. Я должна вначале во всем разобраться. Надо, например, тщательно изучить, насколько эффективно расходуются уже выделенные государством средства. Потом попробую сделать, чтобы эти средства заработали более продуктивно. И только затем можно будет говорить, хватает нам денег или нет. Но не просто говорить, что нам, мол, не хватает, а конкретно: вот столько нам не хватает и на что.

Из досье «КП»

Елена СКРЫННИК родилась в Челябинской области, по образованию - медик, училась на кардиолога. Позднее окончила в Москве Академию народного хозяйства. Там она училась вместе с нынешним министром промышленности Виктором Христенко. Перед назначением на пост министра сельского хозяйства Елена Скрынник несколько лет руководила компанией «Росагролизинг».

Также в разделе:

Москва: Более 40 процентов говядины ввозится из зарубежья...

Московские власти готовы за полцены отдать свой пакет акций мясокомбината «Царицыно»...

Группа агропредприятий «Ресурс» успешно дебютировала на выставке SIAL Paris 2016...

Москва: Африканскую чуму свиней обнаружили в колбасе...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.